Волгоградская область кладоискатели знакомства

Деньги под ногами | purtaisarmost.tk Волгоград

Здравствуйте. Интересует знакомство в формате общения и возможно Родом я из Волгоградской области, в настоящее время проживаю в Дмитрове. Форум кладоискателей purtaisarmost.tk Волжский отзовись! поехали вместе на коп, Волгоградская область приобрел МД,а опыта 1%,может кто- нибудь возьмет с собой так сказать для хорошего знакомства и совместного копания кладов. .. Ищу собратьев для поездок на коп по волгоградской области. Где искать: Омск, Омская область, Кемеровская область, поселок Тайга . смысле этого слова, мечта волгоградских кладоискателей.

Хочется заметить высокую организацию мероприятия,обилие конкурсов и призов,обшее празднично приподнятое настроение всех участников. На слете не было ни одного неадекватного участника,многие приехали семейно,многие из других городов, чтобы пообщаться,посоревноваться с коллегами по увлечению,а это очень приятно-ведь только такими совместными мероприятиями созданный некоторыми организациями образ "черного копателя" можно разрушить в глазах россиян.

Очень порадовала плотность меропрятий и даже те, кто не участвовал в конкурсах, не оставались без дела-поля были заполнены копателями. Всё на высшем уровне, даже траву скосили. Шикарно повезло с погодой. Немного досаждали самолёты,но это мелочи. Даже удалось отхватить приз за самую ценую находку слёта. Спасибо Главе Администрации Серпуховского района. Спасибо Администрации Парка Дракино.

Отдельное спасибо Doc Вадиму. Обнинским ребятам " Оловянный солдатик ". Ребятам с Тульского краеведа. Заряд энергии и позитива получил! Особо хочется поблагодарить Володю, Главу Администрации Серпуховского района, и всех, кто приехал на этот праздник!!! И находки есть и один из призов получил!

Всем успехов в копе и побольше хороших находок под катушку! Сначала хотел выложить просто фото находок со слета, но решил написать пару строк об этом замечательном мероприятии. Удивляюсь его энергии, к концу дня он совершенно не выглядел уставшим, хотя затраты, как физические, так и психологические огромны.

В ящике также находились боевые награды, которыми награждались солдаты и офицеры. Монеты и награды я иногда видел сам, когда стоял на посту у знамени. Этот опечатанный ящик, закрытый на два замка открывали, по 3—4 раза в месяц, доставали деньги и награды, и он постоянно пополнялся. Весил он не менее пяти или шести пудов, его с трудом поднимали два человека, а на повозку грузили вчетвером.

В штабном ящике находились различные карты, документы, приказы, инструкции, и он весил пуда два. Генеральский сундук был меньше этих ящиков, но тоже был тяжелым — под четыре пуда. Знамен было шесть, и все они хранились в брезентовых футлярах. Мы решили закопать ящики и знамена, а ночью пробираться к. Из оружия у нас были карабины со штыками, а также две сабли, которые мы надевали поочередно, когда стояли на посту. Невдалеке у подножия холма была глубокая свежая воронка от тяжелого снаряда.

Мы спустились в нее, лопатами выровняли дно, сделали его прямоугольным, подогнали повозку и положили ящики на дно воронки. Внизу ящик с казной, на нем положили вместе, то есть рядом, штабной ящик и сундук генерала.

На самый верх положили знамена и две сабли, поскольку бежать с ними было неудобно. Ящики и сундук были опечатаны. Почва сплошь кругом была песчаная. Мы забросали воронку песком и до вечера решили спрятаться в глубокой лощине возле леса, хотя кругом были немецкие блиндажи, но мы боялись, что немцы в них вернутся. Повозку с конем загнали в лес.

Когда стемнело, но еще не совсем мы лесом начали пробираться в сторону. Слева была дорога и озеро Нарочь, справа деревня с немцами. И вот, когда мы уже миновали деревню и выходили из леса, раздались возгласы на немецком языке, нас обнаружили. Мы бросились бежать вперед, началась стрельба, сначала ружейная, потом пулеметная, причем стреляли и со стороны русских.

Пули прямо срезали некоторые деревья. Все наши попадали на землю, кто-то кричал от боли. Я тоже упал и лежал минут двадцать. Стрельба утихла, но никто из наших не шевелился, возможно, все были убиты. Затем подползли два немецких солдата, стали забирать у наших документы. Я не смог притвориться убитым, и они жестами приказали мне ползти, а сами ползли следом. Так я попал в плен. В плену я находился почти год в лагере недалеко от местечка Дятлово, судя по остаткам, там был раньше конный завод.

Весной года мы втроем бежали из плена.

Book: Записки кладоискателя

Я вернулся на родину и там женился, построил дом в деревне Щур, в году у нас родился сын Антон, который задержан вместе со. В революции я не участвовал. В Красной Армии не служил. Занимался кустарным промыслом, плел корзины, лукошки и. В банде Булак-Балаховича я не служил. Поясняю по этому поводу. Летом года в нашей деревне останавливались вооруженные люди, числом до роты. Все мужчины нашей деревни, которые раньше служили в армии всего таких было четверобыли насильно мобилизованы в эту банду, иначе бы расстреляли.

Самого Булак-Балаховича я никогда не. В боевых действиях не участвовал и никого не грабил и не убивал. Вооружили нас только немецкими штыками. Дней через мы убежали и несколько дней скрывались в лесу возле своей деревни. Потом узнали, что банда то ли разгромлена, то ли ушла в Польшу и вернулись по домам. Под судом и следствием в связи с этим я не находился.

Я категорически отрицаю принадлежность к немецкой и польской разведке. Меня никто не вербовал, я не являюсь ни германским, ни польским агентом. Мы с сыном искали не тайники, а закопанные в году ящики.

Мной прочитано, записано верно. Васину — наверно врет сволочь дефензивная, но надо проверить. В Поставах стоят саперы, привлечь к поисковым работам с участием Буевича. Смотрите, чтобы не сбежал в лесу. Выписка из протокола допроса Буевича И. В плену у немцев, когда меня допрашивали, я ничего не говорил о закопанных ящиках. Дополняю, что и ящики, и генеральский сундук были сделаны из каких-то твердых пород дерева и имели встроенные замки. Ящики, кроме того, были по ребрам оббиты металлическими полосами.

Поскольку они были окрашены в темно-зеленый цвет, о цвете металла я сказать ничего не могу. Лишь осенью года здесь установилась советская власть. Зимой и ранней весной землю не покопаешь.

Поэтому по различным причинам мы с сыном смогли приехать сюда лишь 28 июня года. О том, что мы будем искать, я сыну не говорил, сказал только, что можем разбогатеть.

Но мы ничего не нашли. Я не смог узнать место. Деревня эта сгорела, наверно еще во время той войны. Теперь здесь всюду растут леса. Немецкий блиндаж, в который мы зашли, был вкопан прямо в склон большого холма. Холмов было множество, большинство из них не округлые, а продолговатые, как хребты. Кое-где попадались большие валуны. Блиндажей тоже было много, они были врыты в склоны холмов, противоположные линии русских окопов.

Снарядные воронки тоже попадались довольно. Воронка, в которую мы опустили ящики, была у склона продолговатого холма. Был ли на другой стороне холма блиндаж, я сказать не могу, так как не. Других запоминающихся примет не помню.

Ящик с казной был высотой сантиметров пятьдесят-шестьдесят. На него поставили штабной — такой же высоты и рядом сундук генерала, тот был сантиметров на десять выше, но размерами меньше.

Сверху сантиметров на десять лежали чехлы со знаменами и сабли. И на них слой песка штыка лопаты на полтора-два глубиной. Почва была исключительно песчаная, с мелкими камушками. Кое-где росла трава и кусты. Но почти параллельно береговой линии шла дорога, сверху нам это было все хорошо. От озера до дороги метров шестьсот и от дороги до нас около километра, причем метров двести-триста шириной вдоль дороги шла полоса леса.

До деревни было около двух с половиной километров. Еще в плену я нарисовал по памяти приблизительную схему, которую периодически перерисовывал.

Но я ее помню и могу сейчас нарисовать. Я боялся привлечения к ответственности за ложные сведения, если бы их не нашли. Прилагаю собственноручно нарисованную схему, где закопаны ящики. Не буду раскрывать, каким образом мне попали в руки копии этих документов. На первый взгляд их содержание говорило о подлинности содержащихся в них сведений. В уголовном деле больше не было документов, указывающих на результаты поиска закопанных ящиков.

Логично было предположить, что их не нашли. На это указывало, во-первых, отсутствие в приговоре особого совещания упоминания о судьбе сокровищ. Если бы ящики нашли, приговор содержал бы и обвинение Буевичей в покушении на хищение в особо крупных размерах, поскольку по действовавшим тогда законам любой клад являлся собственностью государства.

А присвоение найденного клада, или попытка присвоения, влекло привлечение к уголовной ответственности. Далее вспомним время возможных поисков. Конец сентября — начало октября года. Потом ноябрь, земля уже мерзлая. Зимой и ранней весной года копать нельзя по тем же причинам.

А с 24 июня года в этих местах снова надолго обосновалась немецкая армия. Кроме того, судя по материалам дела, энкаведешники откровенно не верили в существование закопанных ящиков. И вряд ли они прилагали большие усилия в этом направлении.

Упор делался на шпионаж, и это косвенно подтверждается другими сведениями о предвоенном периоде, тогда шла сплошная охота за шпионами. С другой стороны Буевичу И. К тому же он был наверняка уверен, что шпионаж и активное участие в банде не могут быть доказаны.

На худой конец за банду могли что-то дать, но шпионская деятельность? За исключением того, что Буевичи копали в лесу, в деле не было абсолютно никаких доказательств о шпионаже в пользу Германии и Польши. Но вспомним дело маршала М. Тухачевского и других высокопоставленных военных.

Верховный суд вынес свой справедливый приговор! Приговор изменникам воинской присяге, родине и своей Армии мог быть только и только таким… Советский суд уже не раз заслуженно карал выявленных из троцкистско-зиновьевских шаек террористов, диверсантов, шпионов и убийц, творивших свое предательское дело на деньги иностранных разведок, под командой озверелого фашиста, изменника и предателя рабочих и крестьян Троцкого.

В свое время Верховный суд вынес свой беспощадный приговор бандитам из шайки Зиновьева, Каменева, Троцкого, Пятакова, Смирнова и. Бывший замнаркома Тухачевский, бывшие командующие войсками округов Якир и Уборевич, бывший начальник Военной академии имени тов.

Фрунзе Корк, бывший заместитель командующего войсками округа Примаков, бывший начальник Управления по начальствующему составу Фельдман, бывший военный атташе в Англии Путна, бывший председатель Центрального Совета Осоавиахима Эйдеман — все они принадлежали к числу высшего начальствующего состава, занимали высокие посты в нашей армии, пользовались доверием Правительства и нашей партии.

Это не выдержка из речи с высокой трибуны. Это цитата из приказа наркома обороны Ворошилова К. Перечисленные военные, в силу отсутствия надлежащих доказательств, впоследствии были реабилитированы не только юристами, но и большинством историков. Но там хоть какие- то доказательства существовали. И там военная элита Красной армии. А здесь какой-то кустарь.

Поэтому и не утруждали себя сбором доказательств, как подтверждающих сказанное Буевичем, так и опровергающих его версию. А главное доказательство — ящики. Вы поняли, о чем я говорю? Нам ничего не известно о его образовании. Но сам факт службы в комендантском взводе корпуса говорит о многом. Я не знаю, какими критериями руководствовались при отборе в столь элитное подразделение. Но обычный окопный солдат туда вряд ли попал. Значит, какие-то особые качества у него были и, прежде всего, то, что можно назвать общей грамотностью.

Об этом свидетельствуют и протоколы его допросов, если Вы их внимательно прочли. Значит, он мог достаточно грамотно провести привязку к местности, начертить нужную схему и так далее. То есть встает другой вопрос, а правду ли он говорил в части местоположения клада? А мог и умышленно. Рассчитывая на недоказанность шпионажа, формальное участие в банде, получение небольшого срока и по отбытии — возвращение к предмету поиска. А предмет того заслуживал.

Честно говоря, я даже не пытался прикидывать ценность этого клада, но… вернитесь к описанию содержимого ящиков. Значит, считаем, что клад есть и нужно приступать к его поиску. Пять месяцев я провел в библиотеках и архивах сейчас, когда есть Интернет, все значительно проще.

Во-первых, следовало проверить существование такого сражения Первой Мировой войны в районе озера Нарочь. Действительно ли описываемые Буевичем события проходили в такой последовательности, был ли такой корпус, был ли такой генерал, а может и фамилия самого Буевича где-то проявится.

Да, такое наступление. Вот краткая статья в томе 3 Всемирной истории войн авторы Р. В ответ на призывы со стороны Франции, русские силами й армии командующий — генерал барон Ф. Сиверс начали наступление в районе Вильно — озеро Нарочь, рассчитывая тем самым отвлечь часть немецких сил из-под Вердена. Всего перелопачено около 30 различных источников. И вот с помощью копий оперативных боевых карт, добытых в Российском государственном военно-историческом архиве при содействии друзей из Москвы, вырисовывается следующая картина.

Нарочанская операция началась 18 марта года в 12 часов 20 минут после артиллерийской подготовки. Главный удар наносила 2-я русская армия под командованием генерала от инфантерии Александра Францевича Рагозы, который фактически являлся командующим 4-й армии, но с марта одновременно командовал и 2-й армией, заменяя заболевшего генерала В.

Армия была разделена на три группы: Интересующая нас центральная группировка наносила удар как раз между озерами Свирь и Нарочь. А штаб го армейского корпуса дислоцировался в деревне Проньки, а деревня Проньки находится в полутора километрах от деревни Мокрицы, где в лесу были задержаны Буевичи.

Дальше военные события развивались следующим образом. Русские преодолели 2 немецкие линии обороны и продвинулись на 10—12 километров до местечка Кобыльник. Немецкий генерал Людендорф, выдвинув из района Постав резервный корпус, нанес контрудар. В результате русские войска были отброшены даже за первоначальную линию фронта. Только 2-ая армия потеряла 78,5 тысяч убитыми и ранеными. Боевые действия продолжались до 28 марта.

В этой части Буевич говорил правду. Далее необходимо раздобыть современные карты той местности. Это сейчас километровку почти любого региона можно купить в магазине или скачать в Интернете. А тогда масштаб максимум в 1 сантиметре 50 километров, а остальное все засекречено, хотя все кругом понимали, что настоящий враг уж такие-то мелочи знает наверняка.

Еще сложнее добыть старые карты тех времен, особенно оперативные. Но тем то поиск и интересен, чем сложнее задачи, тем большее удовлетворение получаешь. Не обидно даже, если все впустую.

А сами попробуйте-ка добыть что-нибудь необычное и труднодоступное. Сколько эмоций, сколько приключений, знакомств, встреч с интересными событиями и людьми, новых знаний, сколько адреналина, наконец! И в придачу, вы как бы в машине времени и невольно становитесь опосредованным участником некоторых исторических событий.

Ей-богу, такое чувство появляется. Не буду описывать все нюансы кропотливой работы, предваряющей получение искомого результата. Итак, сегодня 3 июня В том, что это именно то место, у меня нет никаких сомнений. Современные и старые карты времен Первой Мировой полностью совпали, в том числе и по рельефу местности. И сейчас я своими собственными глазами вижу материальное подтверждение этого совпадения. Я стою в лесу. По всем приметам лес не старый, на всякий случай зарисовываю годовые кольца на пне.

Предшествующие поиски показали, никогда не знаешь, что может пригодиться для дальнейшей идентификации изучаемых фактов и событий. Я стою на вершине продолговатого холма. Вокруг множество таких же холмов, прямо как будто кем-то искусственно созданные горные мини хребты. В их подножиях, а также в лощинах между ними остатки немецких блиндажей.

В том, что немецких, сомневаться не приходится — сохранившиеся фрагменты верхних перекрытий сделаны из бетона и крупных округлых камней, кое-где даже просматриваются остатки штукатурки. Наши, как показали предыдущие изыскания, делали блиндажи, в основном, из деревьев. Металлодетектор пока лежит в машине, которая стоит на лесной дороге метрах в семистах отсюда. В руках у меня только щуп — длинный узкий стальной прут с титановым наконечником. Но и им я ничего не делаю.

Просто брожу по холмам и между ними, пропитываюсь атмосферой тех давних событий. Трагичных и страшных, как все войны, хотя описывают их обычно в литературном стиле, то есть красиво и романтично.

Местами попадаются полузаросшие снарядные воронки. Здесь с оглушительным грохотом рвались снаряды, трещали пулеметные очереди, шли в атаку плотные цепи солдат в серых шинелях. Эти склоны пропитаны кровью тысяч людей. Не солдаты развязывают войны, но солдаты за них отвечают. За время нарочанских боев русская армия потеряла около тысяч человек. Эта цифра почти в полтора раза выше численности всей современной армии Республики Беларусь.

Немцы потеряли убитыми свыше 40 тысяч человек. Вспомните теперь совместные потери русских и французов в Бородинском сражении. Следов раскопок не. Главное отличие настоящих кладоискателей от означенной категории в том, что первые стараются не оставлять никаких следов своей деятельности.

Не в силу каких-то особых причин, а в силу присущей им культуры вообще и культуры раскопок в частности. Небольшое техническое отступление, которое может быть будет полезным начинающим кладоискателям. Любая раскопка начинается с аккуратного снятия верхнего слоя почвы — дерна. Дерн кладется рядом с шурфом и предварительно прозванивается прибором, то есть металлоискателем.

По окончании работы вынутая из шурфа или ямы почва ссыпается назад, утрамбовывается, а наверх вновь кладется тот самый дерн. Ни в коем случае не оставляйте вынутых металлических и стеклянных осколков, взрывоопасных предметов, фрагментов оружия, патронов и прочих опасных для человека и зверя вещей. В принципе на месте раскопа не должно оставаться. Помните, что по этим местам будут ходить еще другие люди — грибники, охотники, такие же кладоискатели, как и.

Забираюсь на очень высокий холм, говоря военным языком, господствующий на местности. На современной километровке даже обозначена его высота. По расположению немецких блиндажей и по старой карте определяю, в какой стороне проходила линия фронта и линия русских окопов. Становлюсь к ним лицом. Слева от меня видна полоса озера Нарочь, параллельно его берегу виднеются фрагменты дороги, по ней проносятся машины, до самой дороги всюду лес.

Значит прямо и правее должны быть какие-то остатки сожженной деревеньки. Все правильно рассказывал И. Возможно, именно на этом холме он и стоял в тот давний день.

  • Знакомства в Волгоградской области
  • Пересчет географических координат
  • Клондайк для кладоискателей

Выражаясь юридическим языком, идентификация местности произведена, совпадение полное. Пошел к машине за снаряжением. Поисковые работы начну с этого холма. Прибор у меня, на тот момент, считался весьма неплохим. Minelab Explorer со встроенным компьютером и несколькими режимами работы.

Невидимые глазом металлические предметы, скрытые почвой, водой, деревом, бетоном и другими оболочками, отображались в виде рисунка на табло, которое находилось в верхней части прибора, возле рукоятки. Но не буду утомлять читателя техническим описанием. И результат сразу заявляет о себе в полный голос. Как и собирался, я начал с подножия высокого продолговатого холма.

Включаю металлодетектор, подстраиваю, подношу катушку к земле. Прибор реагирует непрерывным электронным звоном. Вожу катушку вправо, влево, вперед, назад — прибор беспрерывно орет. Под тонким слоем листвы и перегноя песок.

Большие и маленькие ржавые снарядные осколки, несколько картечин, обойма с целыми пятью патронами, несколько пустых патронных гильз, крышка от консервной банки, еще какие-то непонятные куски, облепленные землей — все это извлечено менее чем с одного квадратного метра.

Передвигаюсь на несколько метров вправо-влево вдоль подножия холма, кругом звенит. Включаю режим дискриминации, при котором металлодетектор реагирует лишь на цветные металлы: Уже лучше, количество звонов уменьшается, чуть ли не вдвое.

Все равно картечь, гильзы, патроны, две пуговицы, серебряная немецкая монетка…. С такой плотностью залежей предметов из цветного металла мне сталкиваться не приходилось. Более того, ни о чем подобном я не слышал от других кладоискателей. И все это залегает в сантиметровом слое почвы. Что же здесь произошло? Присаживаюсь на поваленное дерево и размышляю. Если бы это были окопы, где, наверное, может иметь место подобное скопление, был бы соответствующий рельеф почвы. И потом по оперативным схемам, изученным мной, обычное размещение фортификаций, как немецких, так и русских, следующее.

И лишь максимум метров через сто пятьдесят блиндажи или землянки обычно у русскихгде солдаты отдыхают, спят, кормятся. Если нет второй и последующих линий обороны, дальше идут штабы, затем тыловые подразделения и, наконец, медсанчасти. Я могу и ошибиться в чем-то, но в Первую Мировую было примерно такое построение войск в обороне.

Здесь только блиндажи, и этот ориентир отражен в протоколе допроса Буевича. Копаю шурф глубиной в полметра на уже расчищенном от цветмета месте. Сую туда катушку, сначала на дно, затем по бокам — тишина, в том числе и при выключенной дискриминации. Все эти операции многократно повторяю вдоль холма в шахматном порядке. Копать легко, почва песчаная, только иногда мешают корни деревьев.

Клад Буевича, назовем его так, пока себя не проявляет. Руки и ноги гудят. Большая брезентовая сумка, куда я складываю находки, тянет килограммов на двадцать. Все это надо очистить, промыть, изучить. На основании изучения будет понятно на правильном ли я пути. Описывать мои недельные поиски нет никакой необходимости. Забегая вперед, скажу коротко — совокупность находок позволяет сделать вывод о дислокации на этом месте немецких воинских частей времен Первой Мировой.

Ввиду весенней распутицы а многие свидетельствуют, что русское наступление застряло в весенней грязи при отступлении, а затем наступлении различные предметы втаптывались в грязь. Линия фронта изменилась, потери никто не искал. В дальнейшем я узнал, в этом месте к тому же немцы применяли газы, которые ветром погнало. И кому хотелось возвращаться в отравленные места. Это же касается и местных жителей. О характере найденных предметов.

Окружающая местность усыпана всем, что присуще военным действиям и всем, что использовали в повседневной жизни кайзеровские солдаты и офицеры. Правда, попадались и русские, и польские, и советские монеты и воинские атрибуты. Ничего особо ценного я в те дни не нашел.

Большую часть найденного составляли патроны, картечины, гильзы, пулеметные ленты и ружейные обоймы. Найдено оружие, плохо сохранившееся, фрагменты холодного и огнестрельного оружия, бритвы, различные пуговицы, часы, верхушка какой-то парадной каски, кружки, фляги, шомпола, фрагменты различных механизмов, подсвечники… и еще много чего, уже и не припомню.

Из более-менее ценного — награды, монеты, значки, портсигары. Еще я оставил себе изящную квадратную бутылочку из-под ликера с сохранившейся чудом этикеткой, и сейчас она стоит у меня на кухне, как память.

Из категории, относящейся к хламу, выкопаны пустые консервные банки, битая столовая и стеклянная посуда, котелки, кастрюли, множество проржавевших металлических полос и прочее. Все ненужное, а также оружие и взрывоопасные предметы я утопил в глубоком болотце, куда человека вряд ли когда занесет. И еще я понял, что одному с поисками мне не справиться. Самым близким человеком по этой части для меня был Старик. К тому же, кроме minelab-овских портативных приборов у него были еще какие-то рамки, которые нужно было таскать вдвоем, а то и вчетвером, приборчик для привязки к местности с помощью спутника и другой арсенал кладоискателя.

И, что немаловажно, у него был гораздо более богатый опыт в этом деле… Некоторые нюансы, находки и приключения наши, совместно со Стариком, в ходе дальнейших поисков клада Буевича, я убрал из этой главы по настоянию Старика, которому предварительно дал прочесть рукопись. На мой взгляд, ничего там предосудительного. И ничего противоправного или характеризующего нас в невыгодном свете.

Но Старик является моим учителем, действующим лицом Записок, и я обязан уважить его просьбу, чем бы она ни была вызвана. Возможно, глава, поэтому выглядит неполно, в связи с чем, я приношу свои извинения читателям. Единственное, о чем могу еще поведать. Первое — мы искали в том месте в течение трех лет урывками конечнонашли вторую линию немецкой обороны почти с таким же рельефом местности и будем, по возможности, продолжать поиски, так как, есть второе.

Второе — клад Буевича нами не найден. Третье — мы оба убеждены в его существовании. Наверное, придется привлекать дополнительные силы, поиск в лесу оказался делом сложным, требуется что-то типа научного подхода к его организации, разметка, разбивка территории на квадраты. Я, например, не могу с уверенностью сказать, что мы его не пропустили.

Book: Записки кладоискателя

Походите-ка с рамкой между деревьев. Однажды, разозленный, я даже предложил Старику дать в Интернете объявление и координаты. Из принципа нужно его отыскать, так я примерно сказал. Старик посмотрел на меня, как на, по меньшей мере, перегревшегося на солнце.

Нет, он мужик не жадный. Он вполне обеспечен, бизнесмен средней руки и занимается этим чисто из природного любопытства, как он однажды выразился. И как на это посмотрят власти. Это из воспоминаний генерала от инфантерии Ермолова А. А это из официальной справки Министерства внутренних дел России. Не той России, что сейчас, а России двухсотлетней давности.

И отражает она содержимое обозов Наполеона после оставления им Москвы. Кто не знает, пуд — это 16,38 килограмма. Обе приведенных посылки объединяет интрига с Семлевским озером, ныне называемым Стоячим.

Кто из нас не слышал о Семлевском кладе Наполеона. Но ничего не нашли. Как не нашли в этом месте ничего и десятки других экспедиций, не говоря уже об одиночках. Побывали на этом озере и мы со Стариком, но об этом будет ниже. А сейчас о белорусских следах трофеев Наполеона и его маршалов. По одной из легенд, при отступлении французской армии по старой дороге из Борисова в Вилейку в местечке Селище это в районе поселка Плещеницы в панском имении останавливался со своим обозом один из прославленных наполеоновских маршалов Мюрат.

Итак, Иоахим Мюрат, бывший трактирный слуга, он же — принц французской империи, Великий герцог Бергский, Неаполитанский король и муж сестры Наполеона Каролины Бонапарт. Он же командующий всей кавалерии Наполеона, участник почти всех известных сражений, водивший лично в атаки свои кавалерийские лавы. И просто человек отчаянной храбрости. Всего у Наполеона было 26 маршалов. И практически все незаурядные полководцы. Некоторые из них участвовали в русской кампании.

Кроме Мюрата нас интересуют, прежде всего: А причиной нашего интереса является то, что обладателей этих громких титулов, помимо полководческих талантов, объединяет наличие у них громадных личных обозов с трофеями.

Клондайк для кладоискателей | Волгоградская Правда

Упрекать их в этом не стоит. Таковы были обычаи войны. И каждый рядовой участник наполеоновской войны тащил на себе из России килограммы ценностей. На эту тему у меня тоже есть любопытная легенда, связанная с моими предками, проживавшими на Смоленщине под Вязьмой, но об этом позже. Его пребывание в Селищах подтверждается тремя источниками.

Meeting people who have a number. In Volgograd, Volgograd

Один источник утверждает, ссылаясь на Виленские газеты года, что в означенном селении останавливался сам император Наполеон и закопал там несколько бочонков с золотом. Кстати, что такое источники? Это упоминание в любой форме в книгах, газетах, журналах и прочих средствах массовой информации а теперь еще и в Интернете о каком-либо понятии, факте, событии, человеке и так далее. Именно по этому принципу построены все поисковые системы Интернета.

Вводишь слово — получаешь информацию. Но Интернет стал доступен сравнительно недавно и туда стекается далеко не вся информация. Поэтому я завел себе громадную амбарную книгу и все, что меня интересует, записываю туда по региональному признаку. Поясняю на примере описываемого события. Интерес к Мюрату появился после следующего звонка Старика ко мне: Ну, по моему объявлению о сборе легенд о кладах. Говорит, что знает деревню, где в году останавливались французы.

Более того, вскапывал огород теще и нашел две золотые монеты и якобы пуговицу от французского мундира. И я открываю свою книгу. Плещеницы находятся в Логойском районе Минской области. Нахожу страницу Логойский район. Так, что тут есть? Много чего, исписана почти вся страница.

На территории района находятся населенных пунктов. В районе официально зарегистрировано 8 случаев нахождения кладов, из них 5 монеты 17 века1 14—15 века1 12—15 века и 1 не датирован. Сделано 6 археологических находок. Находится 11 старинных населенных пунктов до 15 века9 урочищ, 3 нежилых деревни.

На территории района исторически зафиксировано 6 военных столкновений. Мстижи — коллекция антиквариата. Стайки — камень со знаками. Краменец — Святой камень культовый. Слободка — клад 31 серебряный слиток. И так далее и тому подобное. Вам что-нибудь говорят эти записи? По-моему, все понятно и неспециалисту в кладоискательстве. Отмечены все места, где можно походить с металлодетектором и покопать.

И все это со ссылками на конкретные источники информации. Селище — остановка Наполеона см. Энциклопедию археологии и нумизматики Беларуси, стр. Просматриваю источники, звоню Старику, обмениваемся информацией. Затем в походном блокноте делаю пометки по некоторым другим местам Логойщины.

Это на тот случай, если ничего не найдем в основном месте, то есть в той деревне, где копался огород тещи. Мужик-то не сказал ее названия, чтобы мы не поехали без. Но я уже предполагаю, что та деревня Селище.

Помимо газетной заметки об остановке там Наполеона, есть и другие сведения, что постояльцем панского дома был Мюрат. После обеда они уехали на разведку, русские были близко и приехали поздно ночью…. Возил-возил с собой Мюрат пустые повозки, и вдруг они стали его обременять. А остальной обоз всего было около 30 повозок взял с.

Полные повозки его не обременяли. Приведенная цитата из воспоминаний пани Малгожаты Крыжевич, чей муж служил у Понятовского и погиб в стычке с казаками под Дорогобужем. И в чьем доме остановился на постой красавец маршал Мюрат. А вот еще одно авторитетнейшее свидетельство в пользу Мюрата. Генерал Ланской, занимавший Белорусским гусарским полком и казаками село Юрово, что на реке Гайне, выступил го числа чрез Антополье и Словогощь к Плещенице, куда прибыл го в полдень.

Он имел благое намерение идти впереди неприятеля к Вильне и преграждать всеми средствами путь головы его колонны, что мог исполнить беспрепятственно, ибо в тот день Плещеницы заняты были одною только придворною свитою Наполеона и конвоем раненого маршала Удино… Партизан Сеславин шел на местечко Забреж, которое 22 ноября занял с боя. Взгляните на карту, и Вам все станет ясно. Увы, Неаполитанскому королю все равно не суждено было возвратиться за своими сокровищами.

В после битвы под Лейпцигом он изменил Наполеону, для того, чтобы сохранить корону. Однако мы со Стариком подъезжаем к Плещеницам. Нас встречает мужчина вполне интеллигентного вида. Определенно золото, причем выглядят, как новые. На лицевой стороне монеты, или аверсе, вычеканен мужчина в полный рост.

Судя по шлему с забралом и наколенникам, это рыцарь. В одной руке у него меч в другой какие-то палочки пучком. И год — Уже не относится к наполеоновской эпохе. На реверсе четырехугольная табличка с текстом, обрамленная завитушками.

Все надписи хорошо читаемы, однако нет ни одного слова, указывающего на название государства. Вторая монета точно такая. Мы со Стариком переглядываемся и пожимаем плечами.

Я собираю монеты, связанные с Россией и СССР, а он, только те, что находит, и еще коллекционирует серебряные портсигары. Монеты с подобным рисунком ни медные, ни серебряные нам не попадались. Пуговица покрыта толстым слоем патины и сразу не разберешь, из какого она металла.

В ее центре стоит большая цифра 7. На нее та же реакция — без понятия. Зарисовываю все в походный журнал, и едем на место. Местом, как я и полагал, оказалось Селище, хотя, похоже, ни Наполеон, ни Мюрат тут, ни при. Вот он огород, больше половины его занимает свежая пашня. Подходим к месту находки, включаем прибор — пусто. Это нас не смущает, продолжаем поиски вдоль борозд. Через несколько метров металлодетектор издает характерную трель.

И еще одна и. Нас охватывает понятный азарт. Три монеты за каких-то пять минут. Еще более громкая трель. Звон дает большой продолговатый комок слипшейся земли. Осторожно очищаем находку от земли. Трубка длиной сантиметров двадцать, на конце изогнута, головка закрывается серебряной крышечкой и окаймлена серебряным кольцом.

На кольце просматривается какая-то круговая надпись, но различимо лишь слово CRES. На трубке еще два серебряных кольца — в середине и у основания мундштука.

На этом ценные находки заканчиваются.